~Lady_Loki~
Крылатый Демон, Рогатый Ангел...
Демон стоял, помахивая хвостом, и мрачно глядел на спускающийся сверху лифт. Лифт был громаден. Как-никак, вмещал не одну тысячу грешных душ. Наконец с колокольным звоном двери открылись, и на демона уставились люди. Смотрели одинаково – с испугом, безнадёжно. Демон сплюнул и, пробормотав: «Когда же всё это кончится?», изобразил на лице улыбку, поправил галстук и заговорил:
– Уважаемые дамы и господа прибывающие! Инферно приветствует вас у нас! Я – официальный представитель Ада и ваш экскурсовод, который познакомит вас с Преисподней и немногочисленными адскими правилами. Меня зовут Нелиал. Уменьшительно-ласкательные имена вроде Нелли позволены только молодым девушкам. Прошу в автобус.
Толпа забралась в чёрный катафалкоподобный вагон, испещрённый многочисленными пентаграммами и прочими каббалистическими знаками. Когда последний грешник занял своё место, с лица Нелиала тут же исчезла улыбка. Он забрался по ступенькам, вошёл в кабину водителя и обречённым голосом сказал ему:
– Трогай, инкуб... Под завывания привидений-привратников автобус со скрипом отправился. Водитель пожаловался Нелиалу:
– Совсем масла не выделяют. Эти райские всё, похожее на ладан, перекупают.
– Да, но хоть в остальном дефицита нет. Скажи спасибо, наши дипломаты смогли с арабами договориться, так что хоть бензин есть.
– Ага, но только этот бензин нам скоро не во что заправлять будет.
– М-да, а райские за масло такую цену заломят, что только держись...
– Ладно, давай заливай своим подопечным про условия пребывания. Вон уже подъезжаем...
Нелиал отматерился вполголоса по-демонски, а потом повернулся к новичкам:
– Дорогие пассажиры! Перед вами – Врата Ада. Выполнены гениальным скульптором Роденом, который расскажет вам об их создании в конечном пункте нашего путешествия – Великом Зале Президента Люцифера. Прошу обратить внимание на высокий художественный и философский смысл работы, для чего насладимся этим шедевром в молчании.
Наступила тишина.
Грешники, всё ещё испуганные, округлившимися глазами рассматривали величественные каменные створки.
«Бараны, – с тоской думал Нелиал, подтачивая коготь на большом пальце руки об ступеньку, – Когда же я дослужусь до того, чтобы устраивать приватные экскурсии для творческих и прочих привилегированных грешников, развозить их в Ламборджини-Диабло, получать зарплату, достаточную для того, чтобы хоть раз сходить на концерт Вагнера в театре Абаддона?..»
Спокойное течение его мыслей было прервано дружным вздохом толпы. Нелиал и не глядя на них знал причину волнения – Врата Ада открывались. Ещё бы, усмехнулся про себя Нелиал, видик ещё тот: горы, по сравнению с которыми их Эверест – просто карлик, громадный город с такой архитектурой, что Барма с Постником и без помощи Ивана Грозного потеряли бы зрение, реки бурлящей лавы...
– Перед вами – город Богохул, столица огненной провинции Вельзевулия. Это – один из самых древних и красивых городов Ада.
По улице неуверенной походкой шествовал дородный, степенный ангел в белых одеждах, там и сям заляпанных жирными пятнами. За ним следовала группа испуганных херувимов – кудрявых детей с белыми крылышками. Ангел пошатнулся и начал вещать невнятным голосом:
– Сие геенна огненная, в кою грешники после смерти для мук вечных попадают...
Херувимы внимали ему с раскрытыми ртами, но в то же время провожали взглядами многочисленных снующих по улице грешников, на чьих челах совсем не читалось такой уж чудовищной муки.
– Туристы, – объяснил Нелиал удивлённым грешникам. – Образовательная экспедиция. В Раю им пить нельзя, вот они и набиваются либо в командировки на Землю, либо к нам.
Тут Нелиал с удовольствием заметил, что его подопечные выглядят обескураженными, особенно те, кто при входе, стеная, просил бога забрать их на небо.
Издав короткий смешок, он продолжил:
– Справа вы видите стадион имени Фридриха Ницше, который знаменит тем, что на нём сборная Ада по футболу впервые обыграла сборную Рая. Это также домашний стадион клуба «Богохул Сатанайтед», двенадцатикратного чемпиона Ада и восьмикратного обладателя Кубка Асмодея...
Неожиданно его прервал голос одного из грешников, которому, как видно, не давал покоя эпизод с ангелом:
– Разве Ад и Рай не находятся в постоянных разбо... в постоянной конфронтации?
– Хороший вопрос, – сказал Нелиал, злым взглядом выискивая в толпе смельчака. – У нас уже много сотен лет действует пакт о ненападении.
– Но он может быть нарушен в любую минуту?
– Это не выгодно ни той, ни другой стороне, – на этот раз Нелиал разглядел спрашивающего и запомнил его лицо, поэтому отвечал уже весёлым тоном. – Оценки компетентных экспертов показывают, что в случае войны мы уничтожим друг друга. То есть враг врага. Мы предпочитаем локальные схватки на полигоне, который вы называете своей родной планетой, ха-ха.
Вопросов больше не нашлось, поэтому настроение Нелиала повысилось, и он дал знак водителю продолжать движение.
– Через час без какой-либо божьей помощи мы отправляемся в другую провинцию, Абигорию. Данный вам мною неизвестно за какие заслуги час используйте для того, чтобы подкрепиться во-о-о-н в том кафе. Всё уже уплочено... – и, глядя на то, как грешники ломанулись к заведению, пробормотал себе под нос: – Зачем их кормить? Они ж бесплотные...
Ответа он не получил, – инкуб уже задремал за рулём. Сплюнув, Нелиал вышел из автобуса, и к нему тут же подбежала блондинка-суккуб. Одета она была весьма вызывающе по земным меркам, но скромно по суккубовским. Она лукаво стрельнула зелёными глазищами в Нелиала и спросила внешне безразличным голосом:
– Новичков везёшь?
– Как будто сама не знаешь. И не притворяйся, что ты здесь просто так, давай выкладывай как на духу – чего надо.
– Грешника, – не стала отпираться суккуб.
– Мадам, – интеллигентно начал Нелиал, – мы в Аду, а в Аду...
– Хватит издеваться, демон. Сам знаешь, суккубам нужно разнообразие, поэтому раз в месяц ну просто необходим новичок.
– Какой разврат!.. Не дам.
Суккуб молча протянула ему горсть монет.
– Взятка? – грустно спросил Нелиал.
– Ага, – тем же тоном ответила соблазнительница.
– А может, собрата возьмёшь? – Нелиал кивнул на водилу.
– Не-а.
– Ладно, бери, – суккуб радостно побежала к кафе. – И чего я такой добрый? – заговорил он сам с собой.– Не исключено, пра-пра-пра-бабушка якшалась с каким-нибудь ангелом. Надо будет её расспросить. Хотя где её сейчас найдёшь, старую ведьму? Папашу-то, засранца, сорок лет не видел.
– Может хватит бубнить про свою бабусю? – раздался недовольный голос инкуба. – Ты лучше подумай, что этим олухам про Абигорию рассказывать. Там ведь ничего, кроме льда, нет.
– Ну скажу, что пейзаж навевает мысли о вечном, что они, неучи и чистоплюи, наверно и не думали, что в Аду может быть холодно...

Через семь часов Нелиал рассказывал пассажирам:
– Разве пейзаж за окном не навевает вам мыслей о вечном?
Ответом ему были пустые взоры. Он в который раз за этот рейс плюнул и залез обратно в кабинку.
– Вот ведь дундуки. Я им о красотах природы, я им Ницше и Байрона наизусть, а они сидят, смотрят на меня как олигофрен на Луну. Нет, род людской определённо вырождается, точно тебе говорю, – жаловался он инкубу.
– А чего ты хочешь? На Земле они были обычными, ничем не примечательными людишками, работали, жрали, спали, размножались, а ты им Ницше. Ты б им ещё Кафку. Они ж каждое второе слово не понимали, а многие до сих пор не верят, что в Ад попали.
– М-да... Ты прав. Через час уже начнут спрашивать, почему они не в Раю, несмотря на то, что в церковь они ходили, пожертвования давали, трясобрюхим исповедывались...
– Может, сдать их в Рай под видом какого-нибудь экспортного товара? – шутке Нелиал не засмеялся. Поплотнее закутавшись в пальто, он угрюмо смотрел на дорогу.
– Я правоверный христианин, – раздалось у них за спинами.
– Началось, – простонал Нелиал.
Повернувшись, он тут же разыскал обладателя голоса – толстого мужчину с дрожащими губами. Нелиалу подумалось, что тот серьёзно обиделся на бога.
– Я верующий, я не мог попасть в Ад... – продолжал плаксивым голосом мужчина.
– Грешил? – просто спросил Нелиал, отчего мужчина смешался. – Ну вот, а ещё удивляется! Ты кем при жизни был?
– Адвокатом, – ответил грешник. «И он надеялся на Рай?» – подумал Нелиал, а вслух ответил: – Значит, у нас будешь преступником... али прокурором.
– А муки? – неуверенно спросил адвокат, размышляя о своей блестящей адской карьере.
– А как же! Без мук никуда! – развеселился Нелиал. – Каждый день без выходных и праздников. Всенепременно! Вот ты, к примеру, кто – садист или мазохист?
– А что?
– Что-что... А того, что в нашей любимой Преисподней мазохисты истязают садистов. Сами понимаете, граждане грешники, что от этого плохо и тем, и другим.
– А если я садомазохист? – спросил парень с заднего ряда.
Нелиал издал короткий смешок:
– Все садомазохисты – в Раю. Ещё вопросы?
Руку поднял молодой человек азиатской наружности:
– А как же перерождение души? Я ведь хотел быть птичкой...
– Птичкой... – Нелиал хохотнул. – Да если каждый захочет стать птичкой, то вы, грешники, не то что Землю, но и Ад с Небесами в придачу загадите. Может, одной жизни вам хватит?
Больше вопросов не нашлось. Нелиал фыркнул, пробормотал: «Птички фиговы» и прикорнул, опёршись головой на руку.

Через два дня Нелиал произнёс фразу, о которой мечтал вот уже трое суток:
– Грешники! Наконец мы приближаемся к конечной цели нашего путешествия – к столице Ада городу Пандемоний!
Вскоре его группа оказалась в окружении подавляющего великолепия Великого Зала Президента Люцифера. Через полчаса на трибуну вышел сам Хозяин Ада и заговорил:
– Я от своего имени приветствую вас в Аду. Мы надеемся...
Нелиал слушал Люцифера, одновременно размышляя о том, как он пойдёт в оперу, где дирижёром будет Рихард Вагнер, а солистом – великий герцог Ада Амдусциас, очень любивший поиграть на скрипке произведения своего друга – немецкого композитора.
«Сколько ж можно этих идиотов перевозить? Пора заняться своим продвижением», – думал Нелиал, почёсывая бровь когтем. После окончания речи президента он убедился, что его подопечных распределили и пошёл в свою контору – Инфернальный Департамент Перемещённых Лиц, намереваясь поскандалить со своим начальником – Бегемотом - с целью выманить у него статус элитного экскурсовода.